CrystalMay: «От Maincast я ожидал чего-то нового»

Новости киберспорта. Dota 2. CrystalMay

Комментатор и ведущий студии аналитики RuHub Дмитрий «CrystalMay» Корчевинин рассказал в интервью «Канобу» о своей жизни до киберспорта, работе в разных дисциплинах, борьбе между RuHub и Maincast и многом другом. CrystalMay рад тому, что на просторах СНГ появилась еще одна студия освещения: по его мнению, конкуренция важна не только для зрителей, но и для талантов.

Дмитрий «CrystalMay» Корчевинин  dota 2 интервью

Дмитрий «CrystalMay» Корчевинин

— С чем интереснее работать — с Dota 2 или Counter-Strike?

— Мне интересны, прежде всего, люди, поэтому все зависит от талантов, с которыми я работаю. Они совершенно разные в Dota 2 и CS:GO, их совершенно разные вещи привели в эти сферы. Я бы сказал, что с «Дотой» работать веселее — это своеобразные люди с иным подходом к жизни, с ними интересно общаться и на работе и вне ее. Если говорить именно о «Студии Аналитики», то я бы сказал, что с ними очень комфортно работать именно ведущим, в то время как в CS:GO интереснее работать комментатором. Там есть свой драйв, игра очень динамичная. Комментаторы очень быстро реагируют, и с ними очень комфортно заниматься именно pbp-комментированием (Play-by-Play).

— Устаешь работать сразу в двух дисциплинах?

— Конечно, устаю. Объем работы сейчас очень большой. Бывает и по 3 недели отдыха между ивентами, а бывает буквально 2-3 дня. Сейчас лето, количество турниров в обеих дисциплинах внушительное, но это отличный опыт для такого универсала как я. Выносливость — это одно из важнейших качеств комментатора. Кроме того, ты сам учишься смещать свой график за 1-2 дня. Грубо говоря, ты встаешь в 3 часа ночи, а потом сразу «переключаешься» на Америку и уже начинаешь работать до тех же 3 или даже 6 часов утра. Это школа выживания, которая выводит на новый уровень выносливости и сноровки, на который я никогда не смог бы выйти иначе.

— В какой игре профессиональная среда развита лучше — в CS:GO или в Dota 2?

— В индустрии все делится на несколько частей: организаторы, команды, комьюнити и, конечно, таланты из студий освещения. Я бы сказал, что конкуренция жестче в CS. В этой дисциплине много талантов очень крутых и серьезных. С точки зрения игроков и организаций ситуация примерно равная. У «Доты» очень сильное коммьюнити в СНГ, здесь игра намного популярнее, и у нее не было такой стагнации, как у CS, когда был переход с 1.6 на Global Offensive.

C точки зрения турниров все намного лучше у «Доты». Valve старается по-максимуму все упорядочить: правила поведения и система мейджоров-майноров, The International. Подобного в Counter-Strike просто не существует, здесь царит полнейшая анархия, в которой вроде и есть мейджоры, но они практически ничего не решают, системы компендиумов нет…

Вообще у меня к Counter-Strike много претензий — и к форматам проведения турниров, и к легендарным системам. Если кто-то разбирается очень глубоко, то поймет, о чем я говорю. Ситуация с «Дотой» радужнее в тысячу раз. Отношение к игре, проведению турниров и комьюнити в разы лучше, чем в Counter-Strike: Global Offensive.

 

— Как думаешь, Dota 2 RuHub будет ездить на турниры со следующего сезона?

— Это зависит от организаторов самих турниров. Единственная причина, почему русскоговорящие и китайскоговорящие комментаторы не ездят на ивенты — то, что это просто не окупается, поэтому в этом нет особого смысла. Я считаю, что самый оптимальный вариант — это возить не комментаторов, а команду контент-мейкеров, людей, которые с места событий будут записывать видео, присылать их нам или делать мосты в момент интервью. Мы делали на мейджоре 2016 года по CS телемосты с места проведения, где в прямом эфире задавали вопросы из студии аналитики игрокам, которые уже выиграли или проиграли, или которые просто казались нам интересными. Это был очень качественный контент. Конечно, всем хочется ездить на ивенты, слышать реакцию зала, чувствовать атмосферу мероприятия. Но, поймите, это невыгодно организаторам, а студии понимают, что при меньших затратах они могут получать такой же качественный контент.

— Смотрел ли ты трансляции Maincast? Как тебе их качество?

— У студии есть свои минусы и свои плюсы. Если отталкиваться от анонса «Вилата», то в нем он говорил, что собирается сделать что-то новое, нестандартное, уйти от «официала», но «официал» остался. Я ожидал чего-то нового, в более свободной форме, но зато по качеству все хорошо, ингейм-обзервинг хороший. Обсервер — это бывший сотрудник RuHub, я его очень уважаю. По качеству продакшена у студии все хорошо. Я надеюсь, что они продолжат и дальше работать. Я вообще рад, что появилась еще одна студия. Любому таланту, комментатору, ведущему или аналитику важно иметь конкурентов не только с точки зрения развития, но и с точки зрения того, что он может попробовать свои силы во всех студиях.

Есть ситуации, когда Ухо приезжает помогать ребятам из StarLadder. Нет никакой вражды, есть возможность работать вместе в разных форматах и привносить лучшие идеи друг от друга в студии, где вы работаете, улучшая контент для всех зрителей. Это крайне важно, так как остаться в зоне комфорта — это самое страшное, что может с тобой произойти. Раньше ты был в единолично доминирующей компании и чувствовал себя прекрасно, а сейчас есть конкуренция, и это намного лучше для конечного пользователя.

— Когда ты начал заниматься музыкой и почему решил податься в киберспорт, а не стать диджеем?

— Музыкой я занимался с самого детства. Я был в школе, точнее, в гимназии с музыкальным уклоном, первые 4 года я занимался ритмикой, сольфеджио, пел в хоре, занимался аккордеоном. Аккордеон на корню убил во мне всякое желание заниматься музыкой. Я ненавидел аккордеон, он был тяжелым и неудобным, мне не хотелось ничего на нем исполнять, поэтому первые 4 года я больше занимался танцами. Ездил на районные конкурсы и даже выигрывал награды. Мне это нравилось, но потом я пошел в среднюю школу и забросил музыку на несколько лет. Где-то в 7 классе я начал заниматься гитарой, потом мы создали группу с моим другом. Мы создавали метал-рок группу, потому что слушали тогда Slipknot, Jane Air, Korn, какие-то альтернативные группы на тот момент очень модные, как рэп сейчас. Мы начали с жесткой музыки, а потом перешли на еще более жесткую, deathcore, metalcore, мне это очень нравилось, я даже выступал на различных сценах. Я пробовал разные жанры, но к 5 курсу я осознал, что не могу здесь достаточно зарабатывать и получать удовольствие. Создавая контент, тебе нужно оглядываться на зрителя, в музыке очень четко может проходить грань между тем, что тебе хочется создавать и тем, что хочет слушать аудитория. Если ты не станешь популярным у широкой аудитории, ты не сможешь зарабатывать своим ремеслом и придется параллельно заниматься другими вещами, чтобы зарабатывать на жизнь.

Я пытался заниматься одновременно музыкой и работой по специальности. Я получил высшее образование в области управления персоналом, пытался работать в офисе, за 2 недели попыток быть взрослым мужчиной забил на это дело и понял, что это не мое. Я подрабатывал на разных проектах, в том числе промоушен-проектах, которые приносили неплохие деньги, но понимал, что мне нужно искать себя где-то еще. Я всю жизнь был геймером. Я толком еще не умел говорить, когда мне подарили «Денди», и я начал проходить «Принца Персии». Игры вместе с музыкой были со мной всю мою жизнь. Когда я серьезно занимался музыкой, мне приходилось ограничивать себя в играх. Но в конце концов моя мини-депрессия, когда я не мог понять, чем мне заниматься и куда идти, привела меня в «Доту». Я понял, что киберспорт – это тема. Тогда я решил совместить две вещи – мою любовь к играм и любовь много говорить. Я начинал с «Доты», но потом ушел в CS, потом завертелось-закрутилось и теперь, к сожалению, я почти не думаю о музыке, разве что иногда делаю диджей-стримы для своего канала.

Подпишись на наш Telegram канал! Будь всегда в курсе новостей киберспорта